01:35 

mark-lithium
Непонятно по какой причине я указал свой номер мобильного телефона в анкете на приостановление услуг Ростелеком в июне две тысячи тринадцатого. Почему они мне теперь звонят с дурацкими новостями, которые меня вовсе не волнуют (концепция моего бытия такова, что меня вообще никакие новости не волнуют), а я, уставившись на код Спб, каждый раз начинаю задумываться и теряться в догадках, ожидая услышать какую-нибудь приятную неожиданность. Это странно, хотя бы потому что в Спб у меня очень мало знакомых. Вот так тоже бывает. Весь Мурманск купается в лучах знакомств северной столицы, а я в своих знакомствах оттуда могу разве что ноги помочить.
В последнее время снова переношусь из естественных реалий в виртуальные. Это всегда лакмусовая бумажка старения и отсутствия сатисфакции, да. По вечерам вспоминаю конец девяностых, сопровождая вишневой газировкой, аудиокассетными плёнками и перебиранием доказательств своей прошлой жизни. Я помню практически всё, вплоть до майских солнечных лучей в час ночи по московскому и голоса диктора из радиоприёмника на стене: "Радио Мэлс. До встречи". Помню холодные батареи в августе две ысячи первого и перестановку в зале, помню каждую прогулку в Лингву пешком через одуванчиковое поле, на котором сейчас располагается О'Кей. Наша учительница в третьем классе, на уроках природоведения, приводила в пример это поле, когда рассказывала, что утром одуванчики раскрываются, а к вечеру закрываются. Помню каждую субботу у папы и раннее утро воскресенья, чтобы посмотреть побольше MTV. Мы всегда с ним просыпались без пяти минут шесть, смотрели утренний нон-стоп, а потом завтракали блинами и кофе. Помню вечера, когда мама задерживалась на работе, а бабушка уходила в ночную смену. Я оставался один дома поздним вечером и, чтобы снизить содержание страха в крови, смотрел том и джерри. Когда слышал звук мотора, сразу бежал к окну и внимательно оглядывал кольцевую конечную остановку, окруженную оранжевыми фонарями. Я замирал в ожидании открытия дверей автобуса - должна была выйти мама. Я изучал внимательно каждый силуэт, от первого до последнего, но знакомых очертаний не находил. Каждый раз, когда народ расходился по своим направлениям, двери автобуса закрывались, мотор выключался, а водитель выходил из кабины покурить, мне становилось грустно. Через пятнадцать-двадцать минут подъезжал следующий, и я снова бежал на кухню, чтобы выглянуть в окно и дождаться маму. Я не имею права давать всё это таким сплошным текстом, поэтому прошу времени на красивую комплектацию.
P.S. А в настоящем по-прежнему прохладно и грустно. Ухожу на балкон.

URL
   

Long Gone Before Daylight

главная